Results 1 to 7 of 7

Thread: Армянская католическая церковь

  1. #1

    Default Армянская католическая церковь

    Достояние нации: San Lazzaro Degli Armeni



    "Мы ступили на остров, который похож на рай на земле, - такое вокруг спокойствие, ухоженность, красота, отрешенность от земной суеты, умиротворение словно разливается в воздухе, с первых секунд призывая прибывших настроиться на вечное, доброе, непреходящее..." - внезапно охрипшим голосом шепчу я в диктофон, стремясь сохранить первые ощущения от острова Сан-Лазарро. И слышу рядом вздох дочери: "Если бы вся Армения была такой…"

    ВЕНЕЦИЯ ТАК ГРУСТНА…

    По всем канонам журналистики рассказ о монастыре мхитаристов на острове Святого Лазаря следовало бы предварить "путевыми заметками" о самой Венеции, а также об увиденных нами Вероне и Флоренции. Но рассказывать о прославленных городах Италии имеет ли смысл в наш век интернета, когда почти все можно прочитать самому и остается только увидеть воочию эту страну чудес?




    О Венеции написано бесчисленное множество статей и книг, но каждый постигает ее секрет по-своему или же не чувствует никакого секрета - город как город, разве что стоит на воде, красивый, но ведь Париж, несомненно, красивее, и не только - вон та же Флоренция на каждом шагу поражает невообразимо прекрасными памятниками. Можно сказать и так - смотря что именно ты почувствовал в этом городе и что увидел: только ли площадь Сан-Марко и только ли каналы с гондолами.

    Но если тебе удалось пробираться узенькими улочками, заблудившись в многочисленных мостиках, если ты разглядел в мистическом проблеске таинственного водного переулка свет вечности, а в разъеденных водой и временем стенах старинных домов тебе почудился шепот далеких эпох, если в лице случайного прохожего-венецианца внезапно проглянулись черты микеладжеловского Давида, а маска в обычной уличной лавке вдруг лукаво подмигнула и усмехнулась в ответ на твой немой вопрос "и что же в этой Венеции особенного?" - значит, тебе все-таки приоткрылась душа этого чуда ускользающей красоты. И эта душа оказалась печальной, как повесть о Ромео и Джульетте, которой пронизана соседняя с Венецией очаровательная Верона.

    По мне - так лучше всего венецианское настроение передано в знаменитой песне Шарля Азнавура "Венеция так грустна…", которую он, кстати, исполнил на площади Сан-Марко за несколько дней до нашего приезда сюда. Венеция грустна невыразимо, хоть и старается поддерживать имидж одной из туристических мекк. Венеция грустна и каждым рассветающим утром, и днем, когда здесь полным-полно разноязыких туристов, что толпами бродят по ней, стремясь за день-два осмотреть все ее сокровища, а главное - запечатлеть себя на их фоне. Венеция грустна в сумерки, когда водная гладь каналов отсвечивает утомленностью солнца, а красавцы-гондольеры, стоя на бортике своей лодки, грациозно и торжественно исполняют тот же ритуал, что сотни лет назад, когда здесь правили дожи, а армянские купцы привозили восточные ткани и сладости, стремясь пленить местных красоток и сладкоежек…Да, отнюдь не случайно, что именно здесь, в этом прекрасном и непостижимом городе, столь зримы армянские следы: церковь Санта Кроче деи Армени - Сурб Хач, Соттопортего деи Армени и Калле дельи Армени (названия улиц) и, конечно же, божественный Сурб Казар - San Lazzaro Degli Armeni, как называют его итальянцы...

    ОСТРОВ СОКРОВИЩ

    Первый восторг - при виде таблички на причале, примыкающем к знаменитой площади Сан-Марко: родные буквы (помимо армянского написано еще на нескольких языках) извещают, что на экскурсию в монастырь мхитаристов можно отправиться на водном катере-вапоретто только раз в день в строго определенное время. И почти сразу рядом слышится армянская, вернее, западноармянская речь. Плывем минут 10 по изумрудной воде и причаливаем - снова надпись на армянском сражает до слез: не просто "Добро пожаловать, соотечественник!", а "Բարով եկար, հայրենակից".




    Буйство зелени и цветов - розы повсюду, хачкар, как бдительный страж перед входом в монастырь, табличка в память о лорде Байроне с надписью "Преданному другу Армении" и, конечно же, памятник Мхитару Себастаци - великому армянину и великому подвижнику, что создал этот уголок образования и духовности для всего человечества в начале XVIII века...

    Экскурсии проводятся на 4 языках - армянском, итальянском, английском и французском, само собой разумеется, образованнейшие монахи-мхитаристы владеют всеми четырьмя как минимум. Нас встречает отец Амазасп - и начинает рассказывать и показывать монастырь, библиотеку, остров и его бесчисленные сокровища, которым могут позавидовать самые богатые музеи мира. Другие посетители, приехавшие вместе с нами, рассеялись по "языковым" группам. Как потом скажет отец Амазасп, содержание экскурсии для туристов-неармян несколько отличается: вначале им рассказывают об Армении и армянской культуре, а затем уже переходят к истории и музею самого монастыря. Трудно даже представить себе, сколько людей из разных стран мира таким образом познакомились с нашим народом и его историей и культурой...

    Экскурсия длится около полутора часов. Очень скоро голова просто кругом идет от обилия информации, а главное - от экспонатов, многие из которых уникальны и единственны в своем роде. Подробно рассказывать историю Мхитара Себастаци и Конгрегации мхитаристов вряд ли имеет смысл - она хорошо известна, но постараюсь все же коротко воспроизвести самое главное из рассказа отца Амазаспа.

    МАСКА КОМИТАСА И ЕВАНГЕЛИЕ МЛКЕ

    Первые упоминания об армянах в Венеции относятся к XVI веку, но известно, что армянская колония здесь была еще в XII веке. Между Венецией и Киликийским царством существовал торговый договор. Венецианские армяне обладали привилегией жить в любой части города, меж тем как греки и евреи селились на окраинах. Армяне внесли немалый вклад в развитие торговли и экономики Венеции, особенно в начале XVI века, когда здесь обосновались семьи из Новой Джуги. В трудные времена, когда венецианцы продавали произведения искусства, армяне скупали их, особенно картины, и преподносили в дар монастырю мхитаристов.


    Сан-Лазарро итальянцы называют Армянским островом вот уже 300 лет. Раньше монастырскому комплексу принадлежало 7 тысяч кв. м, сейчас его территория составляет почти 30 тысяч. Когда в 1717 году Мхитар и его сподвижники впервые ступили на этот остров, здесь был лепрозорий, куда ссылали прокаженных. В благодарность за самоотверженную заботу о больных власти Венеции передали остров в дар Мхитару, который сам спроектировал и построил весь комплекс конгрегации. Католический храм уже стоял здесь, Мхитар только добавил церкви армянские элементы.

    ...Эти армянские элементы видны повсюду, в первую очередь - алтарь и лики армянских святых высоко на стенах храма. Перед алтарем находится могила Мхитара - и мы благоговейно замираем перед скромным надгробием великого патриота, создавшего в самом сердце Европы армянский очаг просвещения и культуры.

    Отец Амазасп продолжает рассказывать и показывать сокровища мхитаристов. Картины, рукописи, церковная утварь, уникальные изделия прикладного искусства... Портреты армян - известных деятелей Османской империи. Кости жертв Геноцида - за стеклом в особом помещении... Портрет Погоса Нубар-паши, который подарил монахам редчайшую египетскую мумию, а также свою библиотеку с ценными древними историческими трудами. А вот и сама мумия, рядом саркофаг и крохотная непонятная субстанция - это, выясняется, высушенный мозг умершего. Последние исследования французских ученых показали, что мумии 3000-3500 лет.

    В музее собраны экспонаты, относящиеся к разным цивилизациям и культурам: египетской, урартской, римской, византийской, индийской, китайской, этрусской, Среднего Востока. Мхитаристы-вардапеты занимались не только духовной жизнью, но и исследованиями в области искусства и литературы. Некоторые экспонаты так хочется рассмотреть подольше, но увы! - времени в обрез, и мы успеваем только скользить по ним глазами. Указ Петра Первого с личной подписью монарха о разрешении армянам вести торговлю на всей территории России. Крохотная Библия на грузинском языке. Евангелие царицы Млке - IX век, самое древнее здесь. Папирусы V века: страница из сочинения Егише о войне Вардана и датированное 429г. письмо царя Врамшапуха. Дух захватывает: оно было написано при жизни Месропа Маштоца! Договор XIII века, заключенный между мхитаристами и Киликийским царством. Евангелие XI века, Урбатагирк. Меч армянского царя Левона, 1366г. Занавес из давно разрушенного ванского храма. Потрясающая картина Айвазовского "Хаос" - о первых днях творения, от которой невозможно отвести взгляд. Ее подарил монастырю сам художник, брат которого был вардапетом-мхитаристом.

    Комната, где жил Байрон, когда изучал армянский язык. За окном - холмик, где он подолгу сидел, любуясь морем и размышляя... О чем он думал, мятежный английский гений, сумевший постичь и оценить глубину и значимость армянской культуры и истории?.. Дух захватывает во второй раз: перед нами оригинальная посмертная маска Комитаса, тайно сделанная монахами-мхитаристами сразу после смерти композитора. Пристально вглядевшись, на ней можно заметить волоски из его бороды...

    И, конечно, книги, книги, книги - их здесь собрано более 150 000 томов на разных языках: тысячи рукописей, десятки тысяч древнейших изданий и армянских исторических и научных трудов. Именно в этом - издании, собрании и сохранении книжности, прежде всего армянской - изначально видели свое предназначение Мхитар и его сподвижники. Отец Амазасп рассказывает, что первая книга на армянском языке была издана в Венеции в 1512 году Акопом Мегапартом. В одной из комнат - около 5000 томов европейских книг, изданных в период 1500-1700гг. Есть экземпляры, которых всего несколько в мире, есть и единственные в своем роде.

    Интересный факт: Наполеон, дойдя до Венеции, сжигал по пути все книги, но библиотеку мхитаристов пощадил. И знаете почему? Оказывается, телохранителем его пасынка, вице-короля Италии, был Петрос Карабахци (!), при содействии которого он познакомился с мхитаристами и приехал на остров. Впечатлившись деятельностью вардапетов, вице-король ходатайствовал перед Наполеоном о сохранении библиотеки. В 1810г. указом Наполеона армянский Орден был признан академией, а монахи - академиками. У монастыря вообще были и другие привилегии: например, мхитаристам разрешалось иметь собственное кладбище на своей территории. Здесь похоронены вардапеты - образованнейшие люди своего времени, занимавшиеся не только духовной жизнью, но и изучавшие науку, культуру. И донесшие до всего мира сокровища армянского народа, созданные на протяжении веков и сохранившие его высокий дух и гений, которые так стремились и сегодня еще стремятся уничтожить наши соседи...



    МЕСТО, КУДА НАДО ВОЗВРАЩАТЬСЯ

    До прибытия катера остается несколько минут, и я наспех задаю несколько вопросов отцу Амазаспу. Он рассказывает, что единственным наследником сокровищ Сурб Казара является Конгрегация мхитаристов, имеющая несколько монастырей-центров по всему миру. Главный - здесь, в Венеции, второй - в Вене.


    Ежегодно Сан-Лазарро посещают более 50 тысяч человек, из которых только пятая часть - армяне, большинство которых - представители Диаспоры, остальные - туристы со всего мира. Отношения мхитаристов с Первопрестольным Эчмиадзином отличные, сложилось сотрудничество и с государством Армения. Сегодня Конгрегация мхитаристов помимо культурной, духовной и просветительской выполняет еще одну важнейшую миссию: представляет Армению и ее культуру. Армянская община - вторая по численности после греческой, но единственная, обладающая столь значительным очагом просвещения и культуры. Вардапеты любят подчеркивать: Сурб Казар вот уже 300 лет является маленькой частью большой Армении и армянского мира, хранилищем его многовековой учености и менталитета, достойно представляя армянский народ перед миром и свято сохраняя верность идеалам Мхитара.

    ...Все, пора. Быстренько фотографируемся у памятника Мхитару. Последний взгляд на чудесный остров - так хочется остаться, побродить и осмотреть все внимательнее. И попытаться понять: что же это такое - San Lazarro degli Armeni, почему он так притягателен не только для нас, армян, в чем секрет этого очага армянской книжности и духовности, откуда струится тот свет, что не дает замереть ежедневной многотрудной и кропотливой деятельности монахов и придает им силы и веру продолжать богоугодное дело, важность которого для Армении невозможно оценить?

    Катер-вапоретто медленно отходит от острова, на котором я так давно мечтала побывать… И, глядя на него в последний раз, понимаю: этот свет исходит оттуда же, откуда идет неистребимость армянского духа. Этот свет несут миру из глубины веков все, кто, подобно Мхитару, черпал веру в душе и судьбе своего народа, в его непокоренном и несломленном никем и никогда стремлении к учению, просвещению, культуре и созиданию. Этот свет струится, кажется, из глаз словно провожающего нас, соотечественников, Мхитара Себастаци, который 300 лет назад впервые ступил на этот остров, навеки закрепив за ним армянское название и вдохнув сюда армянский дух...

    Венеция, остров Святого Лазаря



    Марина ГРИГОРЯН

  2. #2

    Default Re: Армянская католическая церковь

    Remembering the Mekhitarists: 50 Years Later – Part I



    BY: TOM VARTABEDIAN

    The Mekhitarist Monastery is located in the heart of Vienna, Austria, on a street named after it.

    It is here where a cadre of Armenian Catholic Fathers has gathered since the late 18th century to preserve Armenian culture and literature, preach to the faithful, heighten the spiritual and intellectual development of the Armenian people, and educate its youth.

    It is here that a prominent religious order has contributed greatly toward bringing Armenians to the forefront of European thought through publications in Latin, French, German, Italian, and English.

    It is here where Armenians famous and not-so-famous visit from around the world to satisfy their inhibitions, see antiquity in progress, peruse through an enormous library of books and coins, marvel over some of the greatest artwork ever presented, and tour an imposing “garden of paradise” with rich horticultural blessings.

    It is here where I had the privilege of spending a year’s time while still a teenager looking for adventure. A freshman at Boston University at the time, I was at the crossroads of indecision. I had already changed my major once from chemistry to accounting, and was failing miserably.

    Things weren’t going particularly well on the home front. I had broken off with a girlfriend, and could no longer tolerate my father’s luncheonette business after being weaned in it.

    To put it bluntly, I needed a change in my life. It came one Sunday shortly before Christmas after serving Mass as a deacon at Holy Cross Armenian Catholic Church in Harvard Square.

    Father Luke Arakelian, pastor at the time, came up with a proposal that got me thinking. He offered to send me to Vienna in a pilot program to study Armenian language and religion with the priests. Not to be ordained as one, simply to enhance my skills.

    It would mean a year’s hiatus from college. Two other youth were also tapped for the venture, me being the older one. If it worked, others would follow from America.

    Recognizing the urgent need of propagating Armenian heritage among our youth, a program of Armenian education was launched in America during that year in 1960. Essentially, we would be trailblazers inside a monastic environment few our age had ever ventured for any length of time.

    Thus began an experience of a lifetime that introduced me to a heritage I never quite appreciated, gave me an introduction to journalism that turned into a career, and enamored me into a world of spirituality that provided a better appreciation for God and my church.

    The most difficult part of the invitation was selling it to my parents. Father Luke left that to me.

    “What, you’re going to a monastery and becoming a priest?” my mother groaned. “Catholic priests are celibate. They don’t marry. Does this mean I won’t see any grandchildren?”

    My father was less emphatic. He was more concerned about the business and sudden shortage of help, not to mention the interruption of college studies. My mind was set. I was prepared to embark to a country I had never seen with two other boys I hardly knew, both of whom would be taking a year off from high school.

    My professors wished me well. So did my friends and fellow AYFers. I had just joined the Somerville Chapter. James Tashjian, the editor of the Hairenik Weekly, took me aside with a request. He asked for a series of articles that would shed light on the religious order.

    We had met through occasional AYF reports I had sent him. This would become an assignment of a lifetime—one that would provide an insatiable thirst for journalism. Would these priests even want to share their personal lives with the outside world? Who was I to suddenly barge into their home and exploit them?



    The first entry in my journal came from Father Luke. It read: “Dear Thomas. I wish you the best and God’s blessings upon this educational experience. Your conduct in Vienna is most important. The impression you, Kenny [Maloomian], and Aram [Karibian] make with the Mekhitarist Fathers will decide upon the future of this program. Hopefully, others will follow you to this sacred ground.”

    To let Father Luke down would have been a travesty. For seven years, I had served him faithfully each Sunday on the altar, accompanied him on trips, owed my self-esteem and integrity to the beloved cleric, and regarded him as a second “father” in my life. With my faith teetering, my senses unraveled, off I headed toward Vienna—the city of Strauss, Mozart, and a coterie of priests awaiting my arrival.

    My arrival at the Vienna Mekhitarist Monastery in 1960 was met by Archbishop Mesrop Habozian, the abbot general of the order.

    His intimidating presence before me with a long, white flowing beard and large cross hanging over his chest left an immediate impression.

    The introduction was erroneous. He asked if I needed anything and I answered him in broken Turkish Armenian, to which he made an oral correction. I needed a shave.

    From that day on, I began every morning with altar duty, serving Mass for the archbishop with my deacon’s robe and attempting to converse intelligently in Armenian. He acted as my instructor.

    When he walked into the dining room, his entourage would stand in prayer. I later found out he had been a teacher in his priestly days and managed the printing shop at the vank (monastery) prior to his elevation. The twinkle in his eye remained constant and his sense of humor indeed admired.

    I remember once being admonished for keeping late hours outside the big house, and even once defying a curfew. His angst was short-lived and he treated me to an unforgettable experience.

    I accompanied the archbishop to the Vienna Opera House where I got to meet the great Soviet Armenian composer Aram Khachaturian. We enjoyed his “Gayane Suite” that evening and engaged in conversation later. As memory would have it, he found my visit with the Fathers an invaluable exercise toward the future welfare of youth in this country.

    The next day, we met once again inside the monastery where Khachaturian saw the priests and wished them well in their work. In the months that followed, many famous Armenians walked through the doors.

    One moment it was William Saroyan, the next George Mardikian, author of Song of America and the inspiration behind ANCHA, not to mention his popular restaurant Omar Khayyam in California, a popular haven for discriminating diners.

    I wore a number of hats inside the monastery. In addition to my daily service at Mass, I would assist in the distillery, which produced the finest liqueurs in Europe, and lend a hand in the library, which contained over 170,000 books.

    Fifty of them were written by Father Nerses Akinian, an incredible scholar, who served as librarian at the venerable age of 78. No doubt, one of the most learned and astute Armenian scholars in the world. We got along just fine with mutual admiration. He called me Tovmas.

    Also contained in the library was a rare coin collection totaling some 4,000 pieces, under glass, dating from Dikran the Great (60 BC) to King Levon V (1375).Complementing the collections were an incredible art display featuring work from the famous Naghash family artists from the 18th century and Ayvazovsky with his oceanic scenes

    Being in such erudite company, I suppose, made an impression upon this 19-year-old.

    But don’t get the idea this was some joyride. My classes each day were mandatory, answering to Brother Vartan Ashkarian, a no-nonsense type, who imposed excellence upon his students. One mishap and you were grounded the next day.

    Classes would run from 10 to noon, and 1-3. We were allowed to roam outside the grounds until 5 when the dinner bell sounded. From 6-8, we would gather with the priests, play tavlou, listen to the radio (no television), and engage in conversation.

    From there, it was off to my room for homework and up at 6 the next morning to serve Mass for the archbishop. The routine seldom changed. On Sundays, a choir composed of Austrians would flock into church and sing the Badarak. The voices were impeccable.

    That year in 1960, I had the pleasure of being surrounded by 15 priests and 3 older seminarians on the verge of being ordained. A short distance away was a village that housed younger seminarians attending school. Some would accept their vows. Most were there just for the education.

    Each priest was an entity unto its own and I often wondered how a group of men, personalities diverse, could bond the way they did. And how, despite some advanced ages, they could maintain such a diligent literary pace.

    Members bound themselves to four simple but permanent vows: obedience, chastity, poverty, and missionary work. The Mekhitarists have perfectly understood that good reading raises and educates, while bad reading lowers and destroys the soul.

    A multi-lingual printing press was working overtime, including a periodical called “Handes Amsora,” which was circulated internationally to critical acclaim.

    I had enough to do just getting through a simple Armenian grammar and making myself sound intelligent.

    Photostat of the first Armenian book printed in Venice in 1512 by Hagop Meghabart. Take note of the striking artwork which accompanies the text.

    Vienna Mekhitarist Order, as it appeared in 1960. In rear are American students Aram Karibian, Tom Vartabedian and Kenneth Maloomian.

  3. #3

    Default Re: Армянская католическая церковь

    Рафаэль Минасян рукоположен в епископский сан


    В Бейруте (Ливан) состоялось рукоположение в епископский сан нового главы армян-католиков в Армении, Грузии и Восточной Европе митрофорного протоархимандрита Рафаэля Минасяна. Об этом «Благовест-инфо» сообщили в патриархате Армянской Католической Церкви в Ливане.

    Хиротония, которую возглавил патриарх Армянской Католической Церкви Нерсес Бедрос XIX, прошла 16 июля в армяно-католическом кафедральном соборе святого Григория Просветителя города Бейрута. В ней принимали участие патриарх Сирийской Католической Церкви Игнатий Иосиф III, глава ватиканской Конгрегации по делам католических Церквей восточного обряда кардинал Леонардо Сандри, ватиканский дипломат кардинал Ренато Раффаэле Мартино, представители Патриарха-Католикоса всех армян Гарегина II и Католикоса Великого Дома Киликийского Арама I.

    Новый глава армян-католиков в Армении, Грузии и Восточной Европе прибудет в Армению 5 августа, а 7 августа намечена церемония интронизации, которая пройдет в одной из католических церквей Ширакской области Армении.

    Рафаэль Минасян родился 24 октября 1946 г. в Ливане. В 1958 году он поступил в высшую школу духовной семинарии католического монастыря Зммара (Бзуммар) в горах Ливана. В 1966 году был направлен на обучение в армянскую Левонянскую семинарию в Риме, а после продолжил научное образование, специализируясь на практической психологии в Римском университете Ла Сапиенца. Рукоположен в священники в 1973 году в Бейруте.

    Минасян внес большой вклад в развитие армянской католической общины Ливана. Его усилиями в 1984 году там был основан скаутский отряд «Святой Крест». В том же году была открыта церковь Святого Креста в ливанском местечке Залка, затянувшееся строительство которой также удалось завершить усилиями священника. В 1990-2006 гг. исполнял обязанности духовного пастыря армян-католиков Калифорнии (США). Он стал первым армянским католическим священнослужителем Калифорнии, назначенным на эту должность армяно-католическим патриархом.

    Кроме того, он стал одним из основателей благотворительного фонда «Armenian Alliance». Фонд, в частности, помогает в строительстве квартир для необеспеченных семей Армении. Также Рафаэль Минасян на протяжении восьми лет был главным редактором духовного журнала армян-католиков «Аветабер-Верелк» (Աւետաբեր-Վերելք - «Благовест и Восхождение»). Опубликованы ряд богословских работ Рафаэля Минасяна, в том числе серия наставлений – «Голос пастыря». (Հովիւի Ձայնը – Овиви дзайн).

    В 2005 году протоархимандрит Рафаэль Минасян основал армянское католическое телевидение «Телепаче Армения», ретранслируемое католическим телевизионным каналом Ватикана «Телепаче» (Telepace).

  4. #4

    Default Re: Армянская католическая церковь

    Архиепископ Рафаэль Минасян назначен предводителем Католической церкви в России, Восточной Европе, Армении и Грузии.


    По специальному кондаку Папы Римского Бенедикта XVI, архиепископ Рафаэль Минасян назначен предводителем Католической церкви в Армении, Грузии, России и Восточной Европе.

    В Ширакской области Армении ныне проживают около 16 тысяч католиков. У католиков в Гюмри есть резиденция епархии, при которой сейчас строится церковь. Как известно, у католиков примерно полтора года не было предводителя, с тех пор как прежний предводитель епархии, архимандрит Ваан Оганян покинул пост согласно собственному заявлению.

    8 августа в католической церкви Святого Григория Просветителя в селе Аревик Ширакской области Армениисостоялась церемония интронизации Рафаэля Минасяна, в ходе которой были зачитаны послания Папы Римского и Католикоса Всех Армян Гарегина Второго.

    На церемонии присутствовали архиепископы Армянской Католической Церкви, руководители различных общин, священнослужители, государственные деятели.

    До церемонии в церкви была отслужена Святая Литургия, присутствовавшим священнослужителям и другим гостям были представлены подробности жизни и деятельности нового предводителя.

    В своей речи новый предводитель, архиепископ Рафаэль Минасян отметил, что, вступая в новую должность, обязуется преданно служить делу.

  5. #5

    Default Re: Армянская католическая церковь

    Праздник святых переводчиков отметили армяно-католики


    Ереван, 6 сентября, Благовест-инфо. В ереванском католическом приходе Святого Григора Нарекаци (Нарекского) отметили праздник святых переводчиков-учителей. Праздничная литургия была посвящена учениям и наставлениям армянского философа и богослова Григора Нарекаци о важности литургии, причастия и исповеди.
    Возглавивший литургию настоятель прихода, вардапет (архимандрит) Петрос Есаян обратился с проповедью к верующим, в которой, в частности, посетовал на пассивность и плохую посещаемость верующими литургии. «Возможно, что люди после летнего отдыха еще не совсем вернулись к обычной жизни. Но нельзя гнаться только за мирским и забывать о духовной пище. Нездорово то общество, в котором бедны духом. Поэтому важно посещать литургию хотя бы по воскресеньям», – сказал о. Петрос. Приводя строки из трудов Нарекаци – «Книги скорбных песнопений» и «Книги Хратк (Увещевание)», архимандрит отметил, что богослов находил важным ежедневное посещение литургии: «Литургия и причастие дают нам плот спасения и прощения наших грехов. Также важна и исповедь. Для покаяния, получения прощения и благодарения Бога. Нарекаци говорит: «Нам надо каяться в грехах и обвинять себя перед духовным наставником так, как бы мы обвиняли нашего врага». Это покаяние и дает возможность получить Божье прощение. Тогда почему не оставить на короткое время свои насущные дела и не посетить Божий храм для воскресной или праздничной молитвы, а после уже и жить с чистой душой?».
    Несмотря на упрек архимандрита, следует отметить, что за последние годы духовная жизнь армян-католиков активизировалась. Так, в праздник переводчиков церковь св. Григория Нарекаци была заполнена.
    В день праздника во всех приходах Армяно-Католической Церкви прошли праздничные литургии, посвященные деяниям более ста учителей-переводчиков Армянской Церкви, благодаря которым на армянский язык была переведена Библия.
    Приход Св. Григора Нарекаци – единственный в столице Армении носящий имя поэта, мистика и богослова раннеармянского Возрождения. Нарекаци почти всю жизнь провел в обители Нарека, где преподавал в монастырской школе. Его «Книга скорбных песнопений» («Нарек») переведена на французский, английский, итальянский, турецкий, арабский и русский языки. Эта книга считается армянами целительной и хранится во многих семьях. Своеобразно охарактеризовал духовный подвиг святого Григора Нарекаци (951-1003) исследователь истории Армении и Армянской Церкви, историк и филолог, итальянский ученый Джованни Гуайта (ныне – иеромонах Русской Православной Церкви).

  6. #6

    Default Re: Армянская католическая церковь

    Армянская католическая церковь в Айнтабе


  7. #7

Tags for this Thread

Bookmarks

Posting Permissions

  • You may not post new threads
  • You may not post replies
  • You may not post attachments
  • You may not edit your posts
  •  
PanArmenian.Net